МИНИСТР ТРУДА И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РФ МАКСИМ ТОПИЛИН: «СИТУАЦИЯ НА РЫНКЕ ТРУДА НЕ ВЫЗЫВАЕТ ОПАСЕНИЙ»

15 ноября 2013
МИНИСТР ТРУДА И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РФ МАКСИМ ТОПИЛИН: «СИТУАЦИЯ НА РЫНКЕ ТРУДА НЕ ВЫЗЫВАЕТ ОПАСЕНИЙ»

   Министр Максим Топилин принял участие в совещании под руководством Председателя Правительства РФ Дмитрия Медевдева по вопросам реализации в 2014–2016 годах мероприятий в сфере занятости населения, профессионального развития трудовых ресурсов и территориальной трудовой мобильности граждан, информационного и телекоммуникационного обеспечения реализации данных мер.

Стенограмма выступления Министра Максима Топилина

М.Топилин: Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники совещания! Действительно сегодня ситуация на рынке труда, которая характеризуется относительно стабильными показателями, даёт возможность сказать о том, что в принципе в среднем по России ситуация нормальная, она не вызывает каких-либо опасений.

Если мы посмотрим на показатели зарегистрированной безработицы и общей безработицы, то увидим, что они находятся фактически на минимальных уровнях по сравнению с началом 2000-х годов и по сравнению с теми периодами, когда мы переживали финансовый кризис. Если в начале 2000-х годов общая безработица составляла 10,6%, то сейчас это 5,5%, во время кризиса мы тоже практически поднимались к показателю 8%, по данным Международной организации труда. В принципе такие показатели в последнее время говорили о том, что у нас на рынке труда достаточно благополучная ситуация.

Но вместе с тем мы исходим из того, что на рынке труда имеется достаточно большое количество проблем, которые заставляют нас по-новому взглянуть на эту ситуацию и по-новому подойти к тем программам, которые мы в последнее время реализуем.

После того как кризис закончился, были свёрнуты дополнительные меры, которые осуществлялись в Российской Федерации. Это было в принципе правильное решение, потому что во время кризиса мы применяли специальные методы, которые позволили нам тогда пройти достаточно безболезненно ситуацию с занятостью, не было каких-то социальных всплесков, и очаги напряжённости оперативно в общем гасились. Но вместе с тем, если мы посмотрим на ту ситуацию, которая складывается, прежде всего беспокоит то, что по уровню производительности труда мы находимся далеко ещё не в странах-лидерах. По оценкам ОЭСР… Мы сейчас как раз готовили доклад по вступлению в ОЭСР (наш профильный комитет по труду), и те данные сопоставления, которые там были приведены, означают, что мы, допустим, в 4 раза отстаём от такой страны, как Норвегия, притом что в Норвегии граждане работают на 14 дней меньше. В среднем мы где-то отстаём в 2,5 раза от развитых стран, и были приведены также показатели, которые говорят о том, что у нас доля технологических инноваций распространена всего приблизительно на 9% предприятий, тогда как в Германии используют технологические инновации 62% предприятий, в Финляндии – 50%. Это в свою очередь негативно влияет и на низкое качество трудовых ресурсов, что нас крайне беспокоит. По оценкам ОЭСР, у нас порядка 7% занятых в экономике проходят программу переобучения по различным видам внутрифирменного обучения – это либо повышение квалификации, либо переподготовка, тогда как норма для развитых стран – это один раз в три года. У нас 7% – это порядка одного раза в 12 лет. Это позволяет сделать вывод о том, что нам необходимо сосредоточиться именно на повышении квалификации.

Дмитрий Анатольевич затронул тему моногородов, я коротко остановлюсь на проблемах занятости…

Д.Медведев: Не затронул, а я говорил, что мы сегодня собрались, для того чтобы пообсуждать именно эту тему, а не какую другую.

М.Топилин: Да. Мы продолжаем проводить по линии органов службы занятости постоянный мониторинг ситуации с занятостью в моногородах, и, несмотря на то что время кризиса прошло, мы продолжаем эту работу, и сегодня можно сказать следующее: 342 моногорода, которые включены в перечень моногородов, из них, Дмитрий Анатольевич, в 200 населённых пунктах, в 200 городах уровень зарегистрированной безработицы составляет либо средний по Российской Федерации (это не более 1,2%), либо ниже. В 142 монопрофильных образованиях, населённых пунктах уровень безработицы выше, причём в 51 моногороде уровень безработицы более чем в 2 раза превышает среднероссийский уровень. Такие моногорода, как посёлок Великооктябрьский (Тверская область), посёлок Жарковский (тоже Тверская область). В Челябинской области населённый пункт Нязепетровск, город Карабаш – там уровень безработицы составляет больше 6%, 7% (в Великооктябрьском – 18%). И есть ряд моногородов, в которых уровень безработицы колеблется в пределах 5–6%. То есть если всё-таки в большинстве моногородов уровень безработицы относительно низкий, и мониторинг за тем, кого предполагают высвобождать работодатели, кто находится под риском увольнения или работает неполное рабочее время, – в принципе это всё находится в пределах общих цифр и общих тенденций и не вызывает каких-либо опасений, то, как я уже сказал, 142 моногорода (а из них 50 с высоким уровнем безработицы), конечно же, вызывают очень серьёзные опасения и могут в любой момент создать неприятные, мягко говоря, ситуации с увольнениями работников и невозможностью их трудоустройства. Постоянно ведя мониторинг, о котором я сказал, я могу привести примеры. Например, Пермский край, город Красновишерск: сейчас уже предполагается высвобождение 539 работников предприятия «Уралалмаз» (это порядка 80% среднесписочной численности). Город Кировск Мурманской области, акционерное общество «Апатит»: 3,5 тыс. работников находятся под риском увольнения, то есть им уже выданы соответствующие уведомления (это 30% от численности на предприятии). Такой список мы постоянно ведём, и постоянно…

Д.Медведев: Ещё раз, где эти 30%? То, что вы назвали только что.

М.Топилин: Это «Апатит», город Кировск, Мурманская область. 3,5 тыс. под риском увольнения, а всего численность занятых на этом предприятии составляет 9 тыс. человек. Такие ситуации мы наблюдаем и стараемся оперативно на них реагировать.

Что касается тех мер, которые сегодня предлагаются к реализации, они касаются и моногородов, и предприятий, которые, я бы сказал, реализуют инвестиционные проекты, и им требуется соответствующее технологическое перевооружение, соответственно, требуются дополнительные средства, дополнительные усилия по переобучению работников и, соответственно, вложению дополнительных ресурсов в персонал этих предприятий. Готовя эти предложения, мы исходим из того, что ключевым моментом, как Вы уже сказали, является именно программа переобучения работников. И в настоящее время, по тем оценкам, которые мы проводили (мы также проводили консультации с работодателями, с профсоюзными организациями), безусловно, было бы, по нашему мнению, правильно оказывать специальную, адресную поддержку организациям, которые осуществляют техническую модернизацию или предполагают высвободить работников в этой связи в том числе. Это касается, безусловно, моногородов, в этих населённых пунктах это является наиболее актуальной проблемой.

Мы предложили бы всё-таки начать программы поддержки таких предприятий с точки зрения именно переобучения работников. Мы исходим из того, что необходимо разработать такие программы и это должны быть специализированные точечные проекты. Здесь необходимо рассматривать каждую конкретную программу модернизации того или иного предприятия, с тем чтобы мы могли принять соответствующее правильное решение. Мы исходим из того, что должны быть отобраны соответствующие ресурсные центры, которые сейчас создаются в регионах, которые являются наиболее эффективными центрами подготовки персонала, это в том числе и многофункциональные центры повышения квалификации, которые создаются.

Также в рамках этих программ переобучения полагали бы целесообразным рассматривать возможность обучения, в том числе и за рубежом. Такие программы, Дмитрий Анатольевич, мы осуществляли во время кризиса на АвтоВАЗе, когда около тысячи человек проходили такие программы обучения, и, как мне представляется, эффект был достаточно серьёзным.

Также в рамках программ переобучения нам представляется целесообразным осуществить поддержку таких программ, как подтверждение квалификации. Мы постоянно сталкиваемся с проблемой, когда у работников просто существуют навыки, они в ходе работы на том или ином предприятии эти навыки совершенствуют, но с точки зрения подтверждения квалификации такими документами, которые могли бы быть признанными всеми работодателями (или по крайней мере группой работодателей), эти работники не обладают. Мы такую работу достаточно серьёзно организовывали на Северном Кавказе несколько лет назад, и она показала свою актуальность. Эти мероприятия также предлагается осуществить в рамках программ поддержки занятости и развития программ переобучения.

Кроме этого мы полагаем целесообразным… С учётом того, что в моногородах прежде всего существует избыточная рабочая сила, и во многом практика работы с поддержкой моногородов во время кризиса показала, что где-то комплексные инвестиционные планы находят своё развитие, где-то достаточно тяжело они внедряются (по разным причинам: либо нет инвестора, либо местные органы не должным образом форматируют предложения к инвестиционным планам), мы исходим из того, что для таких населённых пунктов было бы целесообразно применить и организовать программы переезда в другую местность. Но наш опыт также показывает, что когда мы не применяем достаточно серьёзных механизмов поддержки переезжающих, то такие программы практически не работают. У нас есть опыт поддержки программ соотечественников, которые приезжают в Российскую Федерацию из-за рубежа, и там установлены достаточно весомые меры поддержки, они дифференцированы в зависимости от территории вселения. Допустим, сделан акцент на территории Дальнего Востока. Поэтому, готовя эти предложения, мы с коллегами рассматривали вопрос, связанный с тем, что всё-таки для программ переезда необходимо установить достаточно серьёзные меры поддержки, и эти меры в наших расчётах составляют 400 тыс. рублей на человека, с тем чтобы он мог обустроиться на новом месте своего жительства.

Кроме этого применительно к моногородам, безусловно, необходимо сконцентрировать действие программ, которые сейчас разрабатываются. И в том числе развиваются программы поддержки малого бизнеса, эти программы тоже достаточно хорошо себя зарекомендовали, когда они реализовывались применительно и к моногородам, и к другим точкам, где была кризисная ситуация на рынке труда. Нам представляется, что именно для моногородов концентрация усилий по поддержке малого бизнеса могла бы тоже дать свой определённый эффект.

Что касается роли органов местного самоуправления и органов субъектов Российской Федерации, то нам представляется, что в тех программах, которые ранее осуществлялись, мы во многом уделяли внимание моменту, когда происходила комплексная реализация инвестиционного плана, когда он только начинал работать, – всё-таки достаточно много внимания уделялось временной занятости. Нам представляется, что вот эти программы временной занятости на короткий отрезок времени, эти темы должны на себя взять в качестве ответственности органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Также те мероприятия, которые нами разработаны, мы обсуждали с работодателями, это требует отдельного обсуждения, Дмитрий Анатольевич. Мы несколько раз проводили такие «замеры»: что требуется работодателям, какие они вопросы ставят. Так вот, один из вопросов, достаточно серьёзных, которые ставят работодатели, – это вопрос о том, что у нас достаточно высокие издержки по увольнению работников, и когда работники увольняются, необходимо по трудовому законодательству сохранить фактически три месяца среднюю заработную плату с выходным пособием. Если это касается северных территорий, то эта норма по Трудовому кодексу составляет шесть месяцев, то есть это достаточно серьёзные защитные меры, и представители работодателей ставят вопрос о том, что это достаточно серьёзная нагрузка на бизнес. Есть предложения, которые заключаются в том, чтобы государство взяло на себя частично, в отдельных ситуациях, если это касается именно моногородов, каких-то тяжёлых точек, частичное погашение таких затрат. Но это требует обсуждения отдельного, и, может быть, сегодня коллеги выскажутся по этому поводу.

Дмитрий Анатольевич, мы провели необходимые расчёты, и если мы будем двигаться в этом направлении, если Вы одобрите эти предложения, то в принципе Министерство труда (мы вместе с коллегами проводили необходимые встречи, совещания) готово разработать технологическую карту. У нас есть государственная программа «Поддержка занятости», там все эти мероприятия могут быть отражены. С точки зрения источника я должен сказать, что это статья 23 закона о бюджете, где у нас предусмотрены некие резервы, 100 млрд рублей, для поддержки в том числе и моногородов, поддержки рынка труда. Если такое решение будет принято, мы готовы уже более точные расчёты с проектами, всеми согласованиями представить.

Спасибо.

Д.Медведев: Вы упомянули переобучение, но на самом деле этим вопросом тоже не все рвутся заниматься, просто потому что это деньги и, естественно, другие сложности, связанные с организацией этого процесса. Может, нам как-то стимулировать всё-таки переобучение людей, создать какую-то более эффективную систему стимулов к тому, чтобы и работодатели, и государственные структуры были в этом в большей степени заинтересованы?

М.Топилин: В принципе система есть, работодатели эти средства относят на свои издержки, там есть система налоговых вычетов. Чтобы этот вопрос каким-то образом стимулировать, наверное, всё-таки государство должно определённым образом в таких ситуациях, когда речь идёт о плановом, понятном высвобождении работников или необходимости повышении их квалификации для работы на новом оборудовании в рамках этих же производств… Мне кажется, что здесь мы могли бы финансовую поддержку оказать. Именно так мы делали и в ходе кризиса, и сейчас, мне кажется, это было бы правильным.

   По материалам сайта www.rosmintrud.ru

Обновлено

Подпишитесь на новости